тише травы
3 November
каждое слово над миром златым листом.
свет собираешь в карман, чтоб разлить потом
аквамарином по чёрной гуаши снов
в северном старом краю ледяных сынов.

тонкие пальцы вершат невесомый труд,
под потолком аметисты да изумруд.
каждый невидимый шаг на сухом снегу -
россыпь лазурных цветов в травяном кругу.

тленное взносится в слове одном твоём,
грубая глина становится хрусталём.
разве захочет согреться в мирском тепле
тот, кто по воздуху ходит, как по земле?

неистощимый упрямого сердца стук.
птица беспечно вспорхнула из нежных рук.
прочь опостылую пыль, синеглазый лён,
новое в старом сиянии - ты влюблён.
0
27 October
что за место для бала -
мой разрушенный дом.
я сама выбирала
этот мир подо льдом.

так манило бродягой
побывать хоть на треть,
оказалось, для блага
нужно плакать-терпеть.

ты же знаешь, негоже
потупившему взор
за обветренной кожей
прятать славу аврор.

кто-то очень везучий
презирает покой.
ты меня не научишь
притвориться тобой.

и ни ветка лаванды,
ни шиповника цвет
не сплетут меморандум
этой лучшей из бед.
0
8 October
в доме закончился сахар, промёрзли стены,
новую скатерть тотчас же залили кофе.
утренний выбор: поставить на перемены
или стараться не думать о катастрофе.

чрево чудовища может быть самым разным:
город то манит, то бьёт по башке селёдкой.
видевший звёзды едва ли привыкнет к стразам,
пусть и меняются мысли, лицо, походка…

город не вяжет для каждого разный узел.
он навострив ножи, наводнив арены,
в блендере крутит большой разношёрстный смузи,
что на углу продают по несметным ценам.

есть и достойное: оперы и балеты,
люди, ночные автобусы над рекою…
сердце холмов и старинные силуэты,
скудное небо, ещё не совсем пустое.

страшно, что здесь привыкаешь без кислорода.
место, что красит в безликое, хоть ты тресни,
все твои полные горьких сомнений годы
сузив до цвета волос и любимой песни.
0
24 September
вдох - над обрывом струна каната.
выдох - презрение, ночь навзрыд.
каждая слабость, вина, утрата…
всё тебе равно принадлежит.

сердце не выскоблишь, не затушишь,
освобождение - горький миф.
тело - сосуд, содержащий душу,
что ты изменишь, его разбив?

навзничь упавшему видно небо,
новое в шуме грядущих бурь.
как ты ни бейся, чего ни требуй,
облако смирно плывёт в лазурь.
0
3 September
век глядеть и всё не наглядеться,
вспомнить, но не вывести строки.
тает пластилиновое сердце
под стальной рубахою тоски.

я не жду ни жеста, ни пароля,
мне знаком обманчивый покой.
разве что-то, кроме горькой соли,
было мне подарено тобой?

наблюдатель вдумчивый и строгий,
не храни полынные слова.
там, где разветвляются дороги,
прорастает сорная трава.
0
15 August
тысячелистника нежный кудрявый зонт
я над тобой раскрываю от всех печалей.
скоро сентябрь пришлёт атмосферный фронт -
всё же теплее, чем чувство твоё в начале.

пижма и лютик. последний хмельной глоток
нас разделившего вновь непростого лета.
благодарю тебя, что в суете тревог
ты не откажешься от моего букета.

клевер застенчивый взору совсем не нов,
и короставник едва ли несёт удачу…
ради чего называть имена цветов,
если моё для тебя ничего не значит?
0
3 August
вы спросите у олега
как избавиться от эго
он ответит не спеша
у деревьев есть душа
0
1 August
половодье разменяв на засуху,
приручив холодными руками,
я давно ношу тебя за пазухой,
как тяжёлый драгоценный камень.

как бы сердце ни было безропотно,
как бы ни звало родное имя,
камню место не в шкатулке крохотной,
а в руках единственной любимой.

до тебя и вечность не околица,
но впустую жаль дорожных песен.
надвое живое не расколется,
подлинных не зная равновесий.
2
19 July
мне не нужно ни славы, ни родины,
ни триумфов седых культур.
мне бы лето, кусты смородины,
да ворчанье соседских кур.

мне б навеки в жаре и в холоде
славить этот простор живой.
не оставь меня, милый, в городе,
забери меня к нам домой.
0
2 July
мой зыбкий мир, не знающий осей,
питающий пристрастие к обману,
несётся впереди планеты всей
и будет жить, пока я не устану.

мой календарь, расчерченный на дни,
давно уже неточностью запуган.
я буду старше всей своей родни,
когда часы вновь заведут по кругу.

мне двадцать пять, и это не предел,
мне можно, разбегаясь, падать низко.
жаль, для меня остаться не у дел
с недавних пор не представляет риска.

мне двадцать пять, и кофе поутру
пока ещё твердейшая валюта.
я всё-таки когда-нибудь умру,
но, главное, не в данную минуту.
0
вот ветер несёт пыльцу
чубушника песнь живую
цветок подношу к лицу
и словно тебя целую
0
3 June
остры грани, нежны шорохи
позабытый тайный страх
ветки ласковой черёмухи
осыпаются в руках

как в конце счастливой повести
завершённой поутру
взмыли в небо мои горести
лепестками на ветру

обратятся в землю тяготы
будут линии просты
чтобы завязались ягоды
нужно отпустить цветы
0
12 March
умой меня водой из родника,
что за оврагом в ласковом лесу.
я от тебя бываю далека,
а иногда тебя в себе несу.

и между светлых и унылых дней
ты - навсегда мой драгоценный дом.
дорога есть. и я иду по ней
но чаще наугад, чем напролом.
0
23 January
из калуги в ришикеш
позабыл дорогу
третий глаз закрыл - хоть режь
не хожу на йогу

потерял давно я нить
мантровых куплетов
что нам прошлой жизнью жить
помирать-то в этой
2
16 January
ты представь, что любовь непрерывным течёт потоком,
что прочна и не рвётся нить.
что не нужно метаться меж западом и востоком,
можно просто жить.

просто жить, вспоминая (представь!) в покое,
что был март, что январь, февраль…
и проснувшись с утра я однажды узнаю, кто я,
и не будет жаль.

будет жаль только в поле несжатый колос.
ты представь: растворился грим,
и уже не боюсь, что в поющей толпе мой голос
прозвучит чужим.
0